Сегодня позвольте отвести вас на новое Донское кладбище на юго-западе Москвы. Его появление в начале XX века рядом с Донским монастырем связано с довольно банальной и распространенной причиной — старый некрополь Донского монастыря окончательно переполнился.

Прежнее кладбище стало последним пристанищем для многих известных людей, и новое практически сразу подхватило эту традицию. Одними из первых здесь были похоронены председатель первой русской Думы Сергей Андреевич Муромцев, художник Валентин Александрович Серов, Мария Александровна Гартунг (1832—1919, дочь А. С. Пушкина, прототип Анны Карениной).

Уже после революции Валентина Серова перевезли на Новодевичье кладбище, вместе с другими известными людьми: отсюда забрали урны с прахом поэта Владимира Маяковского и композитора Сергея Танеева.

Перенесенная могила Владимира Маяковского на Новодевичьем кладбище

Первый крематорий

На волне перемен, захлестнувших Россию после октябрьской революции, инновации добрались и до сферы похорон. Христианская традиция негативно относится к идее кремации тела, но новый мир взял на вооружение идею крематориев, как возможность равноправия и после смерти. Надо сказать, что первый крематорий страны открыли еще в 1920-м году в Петрограде, но он просуществовал недолго и вскоре обветшал.

Первый Московский крематорий и он же долгое время единственный массовый в стране на ближайшие 20 лет построили в столице в октябре 1926 года. Его открыли в здании незавершеной церкви, которая расположилась на территории как раз-таки нового Донского кладбища. В итоге здесь разместили один этаж с залом для прощаний и помещением для хранения урн с прахом. В подвале обустроили две печи, помещения для обмывания и моргом.

Крематорий Донского кладбища. Фото из открытых источников

Первая кремация прошла здесь еще в 1926-м году, к этому событию привлекли максимальное внимание вплоть до подробного описания того, что стало с телами двух женщин, выбранных для эксперимента, сразу после кремации. В дальнейшем именно на территории донского кладбища обустроили и самый большой колумбарий столицы. Здесь хранится порядка семи тысяч урн. В 1992 году Донской крематорий закрыли, а здание отдали РПЦ — к 1998 году там обустроили храм Серафима Саровского и Анны Кашинской.

Роль Донского кладбища в репрессиях 30-х

Репрессии 30-х годов в столице, по сведениям некоторых источников, неразрывно связаны с историей Донского крематория. Первые официальные документы, подтверждающие сожжение тел расстрелянных, относятся к 1935 году, но есть свидетельства того, что такие случаи происходили и до этого времени — примерно с 1934 года. В 2005 году «Мемориалом» опубликованы «расстрельные списки» Донского кладбища, в которых приводятся краткие биографические справки о 5068 человек.

Прах захоранивали на специальных участках, которые находятся в трех местах некрополя. Самая известная — общая могила №1. Это небольшой клочок земли, огороженный бордюром. Здесь есть памятная плита с надписью: «Здесь захоронены останки невинно замученных и расстрелянных жертв политических репрессий 1930–1942. Вечная им память!» И перед плитой установлено множество табличек с именами.

Последний приют великой актрисы

Впрочем, не только мрачные истории сопровождают существование этого примечательного погоста. Здесь, находятся могила и деятелей искусства, науки, многочисленные погребения летчиков. Есть и мемориал, посвященный неизвестным солдатам, скончавшимся в госпиталях Москвы. Много отдельных захоронений участников народного ополчения, которые осенью 1941 года отправились защищать родную столицу от захватчиков и не вернулись с полей сражений.

Здесь же похоронена великая актриса, цитатами которой мы с удовольствием разговариваем и по сей день — Фаина Георгиевна Раневская. Ее могила выглядит очень скромно — простой памятник, на нем, кроме имени Раневской, есть и еще одно — Изабелла Георгиевна Аллен (Фельдман). Это сестра актрисы, сменившей фамилию на Раневская.

Изабелла покинула Россию практически сразу после революции, уехав в Париж вместе с мужем и семьей. Фаина долгое время пробыла в стране одна. После смерти мужа бездетная старшая сестра решила вернуться в Россию и воссоединиться с сестрой. Актрисе удалось добиться разрешения на въезд в страну для родственницы, и в 1960 году они встретились.

Впрочем, совместная жизнь сестер в высотке на Котельнической набережной, где Фаина Георгиевна получила квартиру еще в конце 1950-х, продлилась недолго. В 1963 году Изабелла умерла. Раневская пережила сестру на 20 лет — она скончалась в 1984 году.

Но кроме имен на памятнике есть (и регулярно пропадает с него) еще один интересный артефакт — маленькая бронзовая скульптура собаки. Это фигурка в память о любимом псе актрисы — «дворянине» по кличке Мальчик (в честь Станиславского, которого актриса называла «любимым мальчиком»).

История их знакомства началась возле Московского камерного театра, где Фаина Георгиевна нашла замерзшего пса с израненными лапами. Собака получила помощь от лучших ветеринаров города, а ее дальнейшая жизнь могла вызвать зависть и у человека. Впрочем, пес отвечал хозяйке полной взаимностью, но он не мог оставаться дома один, зверя приходилось брать с собой в театр.

Мальчик проводил хозяйку и в последний путь, идя за похоронной процессией.
Собака пережила Фаину Георгиевну всего на два года. Мальчика похоронили во Внуково, а его крохотная бронзовая копия украсила надгробие актрисы.

Текст и фото: Наталья Бисерова